Авиация и воздухоплавание    Новости    Библиотека    Энциклопедия    Ссылки    Карта проектов    О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Большой род

В жизни человека бывают годы, которые становятся этапными, как бы в фокусе собирающие все главное, основное, что сделано. Таким годом для Туполева в известной мере стал 1934 год.

Постановлением ВАК в 1934 году были утверждены в ученой степени доктора технических наук: А. И. Туполев, Г. X. Сабинин, В. П. Ветчинкин, М. А. Лаврентьев, П. А. Вальтер и еще несколько видных ученых ЦАГИ.

1934 год был примечателен для Туполева еще и тем, что летчик Михаил Громов проводил испытания еще более мощного и совершенного тяжелого самолета, чем ТБ-3, - АНТ-16 (ТБ-4) с шестью моторами. Эта машина вобрала в себя все то, что было найдено и развито конструкторской мыслью при постройке бомбардировщиков ТБ-1 и ТБ-3.

К тому времени АНТ-4 уже считался вполне освоенным массовым самолетом ВВС. Но свои высокие аэродинамические и эксплуатационные качества он особенно полно показал в 1934 году во время спасательных работ пассажиров и команды ледокольного корабля "Челюскин". Совершая пионерный путь по трассе Северного морского пути, "Челюскин" попал в тяжелую ледовую обстановку вблизи берегов Чукотки и при сжатии ледяных громад погиб. Спаслись команда корабля и пассажиры. Они расположились на ледяном поле в лагере. Трагедия, разыгравшаяся в Арктике, захватила внимание страны. На помощь потерпевшим бедствие полярникам пришла Родина. Советское правительство образовало комиссию под председательством В. В. Куйбышева, которая разработала план спасения челюскинцев, используя для этого прежде всего авиацию. К месту катастрофы были направлены самолеты разных конструкций, в том числе и АНТ-4. Пилотировал самолет Анатолий Васильевич Ляпидевский.

Для Андрея Николаевича наступило время тревог и волнений. Часами изучая испещренную "белыми пятнами" карту Чукотки и прибрежных к ней районов Ледовитого океана, он не скрывал своего удивления: огромные территории были не исследованы, и самолет не летал над обледенелыми горами и тундрой. Желая узнать побольше об Арктике, Андрей Николаевич встретился с первым полярным летчиком Борисом Григорьевичем

Чухновским и замучил его вопросами об условиях полетов за Полярным кругом. Туполев днем и ночью звонил Куйбышеву, узнавал, как летят самолеты, каковы дела в ледовом лагере, где Ляпидевский?

- Вот, Саша, и настоящее дело! - зайдя к А. Архангельскому, сказал Туполев. - Там -1 мороз, пурга, льды. Они проверяют, экзаменуют нас с тобой. Это хорошо, что не на войне. Хорошо, что на спасении людей работает наша машина. Только больно условия подлые - холодина, посадочных площадок нет, радио толком не работает.

Куйбышев сказал Туполеву, что комиссия возлагает особые надежды на АНТ-4 - по сравнению с другими самолетами он самый большой и сможет сразу взять группу челюскинцев.

- Машина большая... - без энтузиазма, с некоторой уклончивостью сказал Туполев. - Вот только баз для самолета нет. Заправки нет. Метеостанций нет. Да и радио на борту нет... Разве могли мы подумать, что придется в такую даль летать?

- Не надо так осторожничать, Андрей Николаевич, - заметил Куйбышев. - Самолет у вас хороший, испытанный, летчик прекрасный. Мы уверены в успехе.

Спасательные работы пассажиров и команды "Челюскина" были успешно завершены, и челюскинская эпопея вошла в историю как пример массового героизма советских людей, высокого мастерства авиаторов. Отмечая героизм летчиков, Советское правительство учредило высокое звание Героя Советского Союза и присвоило его А. В. Ляпидевскому, Н. П. Каманину, М. В. Водопьянову, С. А. Леваневскому, М. Т. Слепневу, В. С. Молокову, И. В. Доронину.

Не так часто бывает в мировой истории науки и техники, чтобы одно конструкторское бюро в течение всего лишь одного года предъявило на суд общественности несколько уникальных самолетов. В 1934 году это сделало ОКБ Туполева. Взлетел в небо величайший в мире АНТ-20 "Максим Горький"; установил мировой рекорд дальности полета АНТ-25 "Рекордная дальность"; ВВС РККА познакомились с гигантским шестимоторным бомбардировщиком АНТ-16 (ТБ-4).

"Максим Горький" появился на аэродроме весной 1934 года. Мог ли не вспомнить тогда Туполев события десятилетней давности, когда в мае 1924 года он со своими друзьями-конструкторами проводил в полет первенца металлической авиации АНТ-2? Миновало всего лишь десять лет, а за это время коллектив конструкторов-туполевцев сделал гигантский шаг вперед. Конструкторская мысль проделала путь от неверия в металл и в монопланную схему самолета к всеобщему признанию металла и моноплана; от первых робких полетов над московской свалкой в Лефортово - до всемирных полетов над Европой, в Японию и Америку. Поиски и свершения конструкторского коллектива Туполева представили огромную научно-техническую ценность мирового значения и в известной мере определили высокий уровень отечественной авиации.

И вот - на аэродроме гигант гигантов АНТ-20 "Максим Горький".

Андрей Николаевич, сопровождаемый конструкторами и инженерами, молча обошел вокруг самолета, прошел под его крыльями, похоже было, что он, как ваятель, осматривал творение большого коллектива. Подойдя к Громову, Туполев взял его под руку и с лаской в голосе сказал:

- Смотри, какую машину для тебя сделали. Радуйся. Теперь все будет зависеть от тебя.

Громов сделал вид, будто он в полном восторге от "подарка", а сам обеспокоенно смотрел на крылатого исполина. Еще ни одному летчику в мире не приходилось испытывать такой моноплан. Все огромно и необычайно на нем. Все требовало спокойствия и вдумчивого освоения машины.

Понимая, насколько важно сосредоточиться пилоту на освоении самолета и его испытаниях, Туполев образовал комиссию и руководителем испытаний назначил энергичного, опытного инженера и летчика Евгения Карловича Стомана. Андрей Николаевич полагался на мастерство и опыт Стомана, верил, что он проведет работу спокойно и уверенно. Но, как ни рассчитывал Туполев на Стомана, Громова и на конструкторов, непосредственно занимавшихся проектированием нового самолета, он сам был на аэродроме и вникал в ход подготовки машины к полету. В то же время ему приходилось отрываться от непосредственной работы и принимать гостей, знакомить их с воздушным кораблем. Впрочем, гость гостю рознь. Трудно было, например, назвать гостем Якова Ивановича Алксниса, командующего ВВС РККА, который уделял много внимания работам ЦАГИ, поощрял туполевцев, углубленно занимался их перспективными планами, а в АНТ-20 видел машину, открывающую новую страницу в истории строительства тяжелых металлических самолетов.

Не был гостем и главный заказчик - командир агитэскадрильи, один из инициаторов сбора средств Михаил Ефимович Кольцов. Всегда веселый и деловитый, сверкая очками, он поднялся за Туполевым на борт самолета я стал по-хозяйски осматривать салоны, типографию, радиорубку.

- А ты, Миша, не верил.- скрывая в усах улыбку, добродушно заметил Туполев.

- Что вы, Андрей Николаевич! - воспротивился Кольцов. - Если уж в вас не верить, то в кого же тогда верить?

- А здесь хозяйство другого Миши, - Туполев провел Кольцова в пилотскую кабину к Громову.

Величественный и строгий, холодно улыбнувшись, Громов показал Кольцову сервопривод, автопилот и другие уникальные для того времени технические новинки.

- Задали вы мне загадку, - сказал Кольцов. - Как описать этот колосс? Как рассказать о сгустке не просто металла, проводов, стекла, сервопривода, а о сгустке ума, таланта, дерзания и воли советского человека? Вы же открыли новую эпоху.

- Опишешь, опишешь! - ласково ответил Туполев. - Ты верно сказал: сгусток. Сгусток общих усилий. Самолет - он только называется АНТ, а на самом деле, это все они делали, это - их детище. - Андрей Николаевич показал рукой на стоявших рядом Архангельского, Сухого, Петлякова, Некрасова, Озерова, Громова.

Помолчав, Туполев высказал заветное: основное в том, что этот самолет понесет не бомбы, а знания.

- Будем ждать летных испытаний, - прощаясь, сказал Кольцов. - Только не спешите, хотя и очень хочется поскорее полететь редакцией.

Среди многих паломников, стремившихся посмотреть на "диво-дивное", были Надежда Алексеевна Пешкова и Алексей Николаевич Толстой. В темном берете, с палкой в руке писатель подошел к колесу самолета и удивленно покачал головой: колесо было с него ростом.

Интерес к самолету АНТ-20 нарастал. В Москве ждали, когда "Максим Горький" пролетит над столицей, но Михаил Громов и Евгений Стоман все еще медлили с первым стартом. Андрей Николаевич, старавшийся не вмешиваться в их дела, накалялся от гнева, но терпел.

Как и предполагал Туполев, задержкой летных испытаний воспользовалась недоброжелательно настроенная буржуазная пресса, па страницах бульварных газет замелькали заголовки: "Туполев в тупике", "Большевики пе могут облетать построенный большой самолет", "Самолет "Максим Горький" превращен в музейный экспонат", "Андрей Туполев выдул большой мыльный пузырь".

Получив пачку газет со столь злобными "сообщениями из Москвы", долго терпевший Туполев пришел в ярость. Кипя от негодования, он излил гнев жене:

- Дал же мне господь бог этого летчика!.. Все жилы вытянул... И не смей ему перечить. А из-за него почитай, какое пишут... - Туполев положил перед женой пачку иностранных газет.

Юлия Николаевна постаралась успокоить мужа, сказала ему, что Михаил Михайлович и Евгений Карлович - люди серьезные, и если не спешат, то, значит, так и надо. А желтая пресса - нарочно злит...

- Ты так считаешь? Да? - успокаиваясь, заговорил Андрей Николаевич. - Это хорошо, что Миша не спешит? - и тут же вновь взорвался: - Все нормативы исчерпаны! Все сроки прошли! Нет, ты почитай, что они пишут...

- Какие нормативы? Какие сроки? - изумилась Юлия Николаевна. - В мире нет подобной машины - о каких же нормах можно говорить?

Нетерпение Туполева объяснялось еще и тем, что параллельно с "Максимом Горьким" был создан другой не менее удивительный самолет - АНТ-25 "Рекордная дальность", и Громову предстояло закончить и его испытания.

Наконец, на 24 апреля 1934 года была назначена приемка "Максима Горького". На первый испытательный полет собралось все конструкторское бюро, приехали Я. И. Алкснис, Михаил Кольцов. Перед стартом Громов сделал предварительную пробежку по аэродрому, подрулил к стоянке и доложил о готовности к полету. Когда огромный самолет, сотрясая землю и небо ревом своих восьми моторов, поднялся в воздух, все, кто был на аэродроме, закричали "ура!", бросились обниматься и поздравлять друг друга с успехом. Сделав два больших круга над аэродромом, Громов безукоризненно совершил посадку. Вечером в ресторане "Гранд-отель" был устроен банкет, на котором Андрей Николаевич произнес слова благодарности в адрес всех тех, кто помогал строить АНТ-20, оснащать его новейшим оборудованием, системами и приборами.

После этого тоста Алкснис заговорщически спросил Туполева:

- А Москве покажем?

1 мая 1934 года величайший в мире самолет "Максим Горький", экспортируемый с двух сторон истребителями, возглавил авиационные соединения первомайской воздушной демонстрации. Тысячи москвичей и гостей столицы, заполнившие Красную площадь, восторженно приветствовали появление небывалого самолета. Летевшие рядом с ним истребители казались малютками. Восьмимоторный рев и гул сотрясали Красную площадь, вызвав в ответ бурю аплодисментов, криков "ура!", приветственные возгласы в честь советской авиации.

Прошло немного времени, и "Максим Горький" вновь появился над Красной площадью. Теплым летним днем 19 июня 1934 года Москва приветствовала челюскинцев, совершивших триумфальный путь в специальном поезде от Владивостока до столицы. В честь героев на Красной площади началась демонстрация, и когда шли праздничные колонны, в небе, со стороны Исторического музея, показались самолеты. Стремительно пролетели истребители, затем пошли тяжелые многомоторные бомбардировщики конструкции А. Н. Туполева.

Сдвинув со лба кепку, чуть щурясь, Андрей Николаевич с удовлетворением смотрел на соединения "своих" бомбардировщиков. Летели самолеты и того типа, на котором А. В. Ляпидевский вывозил из ледового лагеря челюскинцев.

Вскоре небо очистилось от самолетов. Воцарилась тишина. Туполев почувствовал сердцебиение. Он-то знал, что означает эта минутная пауза. Посмотрев на часы Спасской башни, Андрей Николаевич перенес взгляд на башенки Исторического музея - оттуда должен прилететь "Максим Горький".

Минута в минуту, точно по программе в небе послышался равномерный гром восьми двигателей. Над Красной площадью появился самолет-исполин. Справа и слева от "Максима Горького" летели истребители.

С борта агитсамолета пролился на Красную площадь бумажный дождь листовок. Демонстранты услышали "голос с неба" - радиоприветствия с самолета. Андрей Николаевич облегченно вздохнул. Молодец, Миша, молодец! Красиво летит. Спокойно...

Окончилась праздничная демонстрация на Красной площади. Андрей Николаевич со своими друзьями направился через Спасскую башню на правительственный прием в Большой Кремлевский дворец. Шел не спеша, переживая волнение, охватившее его во время полета "Максима Горького", скупо перебрасывался словами с Архангельским и Сухим, с Петляковым и Озеровым. Могут ли быть более счастливыми мгновения у конструкторов, чем те, которые они пережили, когда на виду всей Москвы, всего мира над Красной площадью появилось во всей красе и величии их творение. То был день торжества научных, технических и организационных принципов, выработанных ЦАГИ, ОКБ А. Н. Туполева.

А на следующее утро Андрей Николаевич буднично просто ехал по тряской дороге на подмосковный аэродром заниматься следующим уникальным самолетом - АНТ-25 "Рекордная дальность".

предыдущая главасодержаниеследующая глава





История воздухоплавания


Диски от INNOBI.RU
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://fly-history.ru/ "Fly-History.ru: История авиации и воздухоплавания"