Авиация и воздухоплавание    Новости    Библиотека    Энциклопедия    Ссылки    Карта проектов    О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Стрела"

Подготовительные работы к рекордному перелету подошли к концу. На АНТ-25 поставили мотор - правда, без редуктора. По результатам летных испытаний на самолете традиционную для туполевских машин гофрированную обшивку сверху обтянули гладкой; "обкатали" бетонную ВПП; вступил в строй сформированный при участии Туполева экипаж самолета "Рекордная дальность". В него вошли, помимо командира Михаила Михайловича Громова, второй пилот Александр Иванович Филин и штурман Иван Тимофеевич Спирин. Осваивая самолет, экипаж провел несколько испытательных полетов. Казалось, можно было бы идти на побитие рекорда, установленного в 1932 году французскими летчиками Боссутро и Росси - они пролетели без посадки и дозаправки горючим в воздухе десять тысяч шестьсот один километр. Но, оказалось, до победы еще далеко.

По глубокому убеждению Громова, ни один авиаконструктор, даже Туполев, не в состоянии полностью представить себе все то, что можно сделать на новой машине. Изобретатель фортепьяно заранее не знал, что и как сыграют на нем виртуозы и композиторы. Авиаконструктор тоже не всегда представляет реальные качества и способности своей машины. Принимая новый самолет, Громов стремился "понять" его, открыть его способности и возможности. Андрей Николаевич, слушая шеф-пилота, в какой-то мере соглашался с ним, исходя прежде всего из того, что авиация еще молода и молод ЦАГИ, переживавший тогда пору второго рождения. Передав самолет в руки Громова, Туполев терпеливо наблюдал за медленными действиями, как ему казалось, на редкость флегматичного летчика-испытателя. Но Туполев был сдержан, внимателен к пилоту, не докучал ему своими наставлениями.

Громов знал АНТ-25 как свое родное дитя, он проследил путь "Рекордной дальности" от рисунков до металла, по и он пе мог поручиться за "поведение" новорожденного. Будущее самолета было еще загадочно и окружено тайной. Всякое могло случиться... Не появится ли вибрация, способная так раскачать сверхдлинные крылья, что они сразу отвалятся или, вибрируя, коснутся консолями бетона и разрушатся?.. Не случится ли так, что при таких крыльях самолет не послушается рулей?.. Не начнется ли взлет раньше времени, что приведет неминуемо к капотированию, удару о бетон и взрыву... Способен ли столь необычайный самолет выдерживать на взлете прямую, не "поведет" ли его в сторону с бетонной дорожки?.. Наконец, как совершать непредвиденную посадку па "летающей цистерне", если бензин полностью не будет выработан и его запасы останутся в топливных баках - в крыльях?..

Каждый новый полет позволял узнавать самолет, его особенности, расход горючего, налаживать бортовые системы. Наконец, с согласия Ворошилова и Алксниса, по ходатайству Туполева решено было провести пробный беспосадочный полет из Москвы в Севастополь и обратно. Громов благополучно провел АНТ-25 до Севастополя, вернулся в Москву, снова появился над Севастополем, по тут кончилось горючее и пришлось совершить посадку.

Неудача не сокрушила ни Туполева, ни коллектив ОКБ, ни экипаж самолета. Стали готовиться к новому полету. К этому времени известный конструктор авиационных двигателей А. А. Микулин с коллективом своего КБ сделал наконец-то рекордный мотор АМ-34 с редукторной передачей на винт. Мощность двигателя возросла до девятисот шестидесяти лошадиных сил, возрос коэффициент полезного действия винта. Когда поставили мощный - рекордный - мотор, то лишний раз убедились в предусмотрительности Туполева, построившего сразу два однотипных самолета АНТ-25. На одном из пих - со слабым мотором - уже удалось испытать машину, а на другом - с новым мотором - пойти па побитие рекорда.

Для установления рекордного результата решено было совершить полег по замкнутому маршруту Москва-Тула-Москва. Предварительно Громов со Спириным пролетел по этому маршруту на легком самолете По-2, определяя с воздуха пригодные для вынужденной посадки луговины, поля, отмели рек.

Андрею Николаевичу нравилась настойчивость экипажа Громова, его воля к победе. Не скрывая радости, оп проводил авиаторов в полет по треугольнику. На старте был чуть ли не весь коллектив ОКБ, руководство ЦАГИ, приехал Алкснис. Старт прошел отлично. Вскоре радио сообщило: самолет прошел Рязань, повернул на Тулу. Но тут произошло непредвиденное - стал "стрелять" карбюратор, мотор потерял мощность. Лететь в густом тумане стало опасно. Выбрав место для вынужденной посадки, Громов приказал слить горючее, иначе мог произойти взрыв. Катастрофа, казалось, была неминуема. Авиаторы сделали все, чтобы спасти самолет. Сели на болотистом лугу, не разбив машину. Сменили на моторе жиклеры и на следующий день вернулись в Москву.

Туполев, тяжело переживший случившееся, тепло встретил громовский экипаж, обнял авиаторов, посмотрел в бесстрашные глаза Громова.

- Андрей Николаевич, - обратился командир АНТ-25 к конструктору, - посодействуйте повторить полет. Все будет хорошо.

Андрей Николаевич расцвел, заулыбался:

- Спасибо, Миша, спасибо. Я уверен, Яков Иванович согласится. А я уже согласился.

Через два дня, на этот раз без особых торжеств па старте, АНТ-25 снова отправился в путь. .Все шло поначалу нормально, но вдруг правый блок мотора стал работать с перебоями, из выхлопных патрубков полетели искры. Ослепленный огнем и искрами, Громов повел самолет по приборам. Опасность стала настолько очевидной, что командир отдал приказ.

- Осмотреть парашюты! Подготовить люки на случай необходимости покинуть самолет!

А про себя решил: "Надо спасти машину..."

Кто-то из членов экипажа предложил прыгать с парашютом, казалось, что самолет вот-вот загорится и взорвется. Но Громов, не отрывая глаз от приборов, распорядился:

- Пока не загорится, всем быть на своих местах!

С большими трудностями Громов мастерски посадил во тьме, при свете узкого луча прожектора, АНТ-25 на маленький рязанский аэродром. Посадка была настолько виртуозной, что прибывший с комиссией Алкснис мог выразить только свое восхищение.

Специальная комиссия установила: вынужденная посадка произошла по вине поплавковой камеры карбюратора, она не выдержала давления бензина, переполнилась, и блок работал на неполном сгорании.

Можно ли было после этого рисковать в третий раз? Туполев сказал: да, можно и нужно. Громов от имени экипажа заявил: авиаторы готовы к старту. Алкснис обратился к К. Е. Ворошилову с рапортом о разрешении третьего старта на побитие мирового рекорда.

Перед отлетом на аэродроме встретились Туполев и Громов. Они еще раз обсудили программу полета. Туполев обнял летчика:

- Я все понимаю, Миша, я рад и счастлив, что работаю с тобой. Успеха тебе.

- Андрей Николаевич, - растрогался командир воздушного корабля, - рекорд будет бит, он падет. Вы знаете мой девиз: борьба до конца - честь летчика-испытателя.

Третий и решающий старт самолета АНТ-25 "Рекордная дальность" был назначен на утро 10 сентября 1934 года. Самолет "до пробки" залили горючим и накануне подняли на бетонную горку. По всем подсчетам, вес "РД" составил одиннадцать с четвертью тонн, из них топливо и масло - более шести тонн!

Евгений Карлович Стоман, ведущий инженер по обеспечению летных испытаний, исхудал от бесчисленных хлопот, переживаний и волнений, но, как всегда, был бодр и успевал всюду - на заправке, на горке, следил за подготовкой экипажа, держал связь с наблюдательными пунктами в Харькове, Рязани и Чугуеве. Полной противоположностью Стоману был Туполев. Он стоял в стороне от самолета и как бы безучастно посматривал то на летчиков, то на затуманенный лес, то на покрытую утренней росой серо-зеленоватую четырехкилометровую бетонную полосу. Андрей Николаевич целиком доверял помощникам, не вмешивался в их дела и не перепроверял их. "Когда все готово - не мешай другим,- говорил Туполев.- Они лучше тебя знают, что делать".

Громов - его радиопароль был "Стрела" - в кожаной куртке, в шлеме, обошел самолет, осмотрел шасси и "дутик" - заднее колесо, переговорил со Стоманом, откинул рукав - бросил взгляд на часы. Стоман сверил свои часы с часами Громова. Командир корабля стал о чем-то спрашивать Стомана, но вскоре, еще раз взглянув на часы, направился к комиссии с рапортом о готовности к старту. Потом, как всегда, подошел к Туполеву и, как всегда, услышал от него теплое напутственное слово.

Громов включил двигатель, прогрел его на малых оборотах. Командир корабля видел перед собой ровную бетонную полосу, черную указательную линию, стартовые огни... Туполев пошел вдоль полосы, остановился и посмотрел на горку.

Тяжелая машина, раскинувшая узкие и тонкие крылья, медленно, не сразу набирая ход, покатилась с горки. Разгон с бетонной высотки представлял почти акробатический номер. Только Стоман по каким-то ему одному известным расчетам устанавливал самолет так, что он совершенно точно сбегал по прямой. В момент разбега вид машины был устрашающий.

Туполев присел. Стоя почти на коленях, он следил, когда и где оторвется двухколесное шасси. Ему казалось, будто чувствует на своих плечах непомерную тяжесть перегруженной "летающей цистерны". Бежит... бежит... И вдруг радостно забилось сердце - самолет оторвался от бетона.

- Отличный старт... - говорил про себя Туполев. Он поспешил к радистам: что передает "Стрела"? как мотор?.. как летят? как погода?

Погода была прекрасной, но к вечеру появились тучи, обложили небо со всех сторон, и на самолет обрушился град.

Весь день и ночь Туполев провел в нервном ожидании сообщений с борта АНТ-25. В поздний час приехал домой - и сразу за телефон: что слышно? как "Стрела"?

В дождях и туманах сменялись дни и безлунные ночи. Авиаторам нелегко было переносить невзгоды штормового пути. Трудно было Андрею Николаевичу: все три ночи он спал плохо, часто вставал, звонил по телефону радистам, а когда снова ложился, в голову беспорядочно лезли мысли об одиноком самолете, летящем во тьме, под дождем...

Семьдесят пять часов продолжался полет по треугольнику: Москва-Рязань-Харьков. АНТ-25 покрыл расстояние в двенадцать тысяч четыреста одиннадцать километров. Финиш состоялся в Харькове. В полутьме холодного рассвета, иссеченного дождем, Громов, насвистывая свои любимые арии, вел самолет па посадку.

В ожидании АНТ-25 в Харьков прибыла комиссия по установлению рекорда, возглавляемая Озеровым. Прибыл и Алкснис; специальным самолетом АНТ-9 прилетела группа журналистов. С рассветом в небе показался самолет. "РД" развернулся над аэродромом, зашел за черные клубы дыма Харьковского тракторного завода и пошел на снижение. Первым после посадки "РД" спрыгнул на землю Филин, за ним выбрался из кабины Спирин. Последним показался Громов. Прежде всего он осмотрел сверху машину и только тогда спрыгнул в траву. В своей поцарапанной кожанке, обросший, Громов предстал перед Алкснисом.

Потом был перелет в Москву, па Центральный аэродром, встреча с Андреем Николаевичем Туполевым.

За проявленное геройство и самоотверженную работу в достижении мирового рекорда в полете по кривой на расстоянии 12 411 километров в течение 75 часов без посадки командиру корабля "РД" М. М. Громову было присвоено звание Героя Советского Союза. Все члены экипажа были награждены орденом Ленина.

Такими замечательными событиями закончился памятный для ЦАГИ и всего ОКБ А. Н. Туполева тридцать четвертый год. Им завершилось первое десятилетие становления отечественной тяжелой металлической авиации...

Десять лет - время становления, закладки фундамента ОКБ А. Н. Туполева, па основе которого можно было уже уверенно двигаться к новым целям по выработанному магистральному пути.

Туполеву и его соратникам предстояла большая, долгая и яркая жизнь. Могучие туполевские воздушные корабли устремятся в белую бездну Арктики и впервые в мире опустятся на вершине планеты Земля. Они доставят на Северный полюс экспедицию отважных папанинцев. Туполевские самолеты - АНТ-25, ведомые Валерием Чкаловым и Михаилом Громовым, проложат из Москвы через Северный полюс воздушные дороги в США, и их героические рейсы вскружат голову миллионам людей на всех континентах. Туполевские боевые самолеты будут оберегать границы Страны Советов, а воздушные лайнеры займутся перевозкой пассажиров.

В годы Великой Отечественной войны туполевский бомбардировщик Ту-2 успешно громил врага. А после войны - новая эра в авиации, которая стала скоростной, реактивной. Прославленный туполевский коллектив создал первый в мире сверхзвуковой пассажирский самолет Ту-144...

Но, повторяем, все это было потом, а тогда, в 1934-м, закончилось десятилетие, которое, по определению Туполева, для ОКБ ЦАГИ было порой становления. Думается, однако, не только для ОКБ - вся тяжелая советская авиация родилась в это десятилетие, поскольку она неотделима от туполевского коллектива, от имени самого Андрея Николаевича Туполева.

По утверждению Маркса, счастье человека измеряется тем, сколько людей он сделал счастливыми. В этом смысле Андрей Николаевич был очень счастливым человеком: продолжая традиции своего учителя Жуковского, он постоянно искал таланты, помогал им, вдохновлял на творческие подвиги. От него пошли своими путями к вершинам мастерства многие его ученики и соратники: Владимир Михайлович Петляков, Павел Осипович Сухой, Владимир Михайлович Мясищев и другие. Павел Осипович Сухой руководил в ОКБ Туполева бригадой, создавшей АНТ-25, а затем, возглавив уже "свое" КБ, стал автором более пятидесяти оригинальных конструкций самолетов. Владимир Михайлович Петляков был одним из ближайших учеников Андрея Николаевича Туполева, участвовал в создании почти всех самолетов, разработанных в начальный период ОКБ А. Н. Туполева - АНТ-1, АНТ-2, АНТ-4. В предвоенные годы Петляков руководил самостоятельным конструкторским бюро, создавшим четырехмоторный тяжелый бомбардировщик Пе-8, а его самолет Пе-2, двухмоторный пикирующий бомбардировщик, по скорости близкий к истребителю, был основным фронтовым бомбардировщиком советских ВВС и сыграл видную роль в годы Великой Отечественной войны. Учеником Туполева был ставший академиком, основоположником практической космонавтики С. П. Королев. На протяжении шестидесяти лет ближайшим помощником и другом Туполева был Александр Александрович Архангельский. С его именем связано едва ли не все, что создавалось в ОКБ.

Андрею Николаевичу было за восемьдесят, а он оставался все тем же неуемным искателем нового, создателем уникальных "самолетов века". Трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий, академик Андрей Николаевич Туполев до последних дней руководил огромным коллективом, вел его по магистральному пути строительства тяжелых металлических самолетов.

Как бы далеко ни уходила в своем развитии авиация, на ее крыльях всегда будет ощутим отблеск могучего таланта Андрея Николаевича Туполева.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





История воздухоплавания


Диски от INNOBI.RU
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://fly-history.ru/ "Fly-History.ru: История авиации и воздухоплавания"