Авиация и воздухоплавание    Новости    Библиотека    Энциклопедия    Ссылки    Карта проектов    О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Под небом России

Под небом России
Под небом России

Посредством "аэродромической машины". - Комиссия Э. И. Тотлебена. - Деятельность Общества любителей естествознания. - Воздушные путешествия М. А. Рыкачева. - VII отдел Русского технического общества. - Полет Д. И. Менделеева. - "Научные результаты 40 воздушных путешествий". - Международные аэрологические дни. - Праздники воздухоплавания

Уже в старинных русских летописях встречается немало описаний таких природных явлений, как затмения Солнца и Луны, кометы, наводнения, засухи.

А во второй половине XVII века на Руси вели наблюдения за движением небесных светил и занимались простейшими метеонаблюдениями.

Ежедневные наблюдения за погодой были впервые начаты в Москве по личному указанию царя Алексея Михайловича. Любопытно, что исполнение царской воли было возложено на Приказ тайных дел, своеобразное министерство внутренних дел. В особых приказных книгах рядом с именами тех, кто в тот или иной день стоял на карауле, и прочими записями можно найти различные сведения о погоде. А на куполе здания Посольского приказа возвышалось лепное украшение в виде земного глобуса, чем официально признавалась шарообразность Земли.

В 1692 году в Холмогорах, под Архангельском, Алексеем Любимовым была открыта первая в России обсерватория для проведения астрономических и метеорологических наблюдений. Однако подлинное развитие научной астрономии и метеорологии началось при Петре I.

В 1722 году Петр издал указ о проведении систематических наблюдений за погодой в русском морском флоте. Спустя два года, в 1724 году, в Петербурге была основана Академия наук, и по повелению Петра метеорологические исследования еще более расширяются. Два раза в день регистрируется температура воздуха, направление и сила ветра, уровень воды в Неве, положение звезд на небе...

Огромную роль в дальнейшем развитии метеорологии в России сыграл Михаил Васильевич Ломоносов. За три десятилетия до появления "Рассуждений о шарах, горючим веществом наполненных" - первой в мире книги по аэронавтике - М. В. Ломоносов высказал идею о необходимости всестороннего изучения свободной атмосферы с помощью летательных аппаратов. В феврале 1754 года на одном из заседаний Академии наук Михаил Васильевич Ломоносов выступил с докладом об изобретенной им "аэродромической машине" - прообразе современного вертолета, - способной подниматься, "чтобы можно было обследовать условия верхнего воздуха посредством метеорологических приборов", присоединяемых к этой машине.

Как уже отмечалось, русское общество с интересом встретило известие о первых полетах на аэростате. Вскоре после этих полетов книга "Рассуждения о воздушных шарах" переводится на русский язык, а в 1804 году совершает экспедицию на воздушном шаре академик Я. Д. Захаров. Однако затем в течение нескольких десятилетий никаких серьезных исследований с помощью аэростатов в России, как, впрочем, и в других странах Европы, не проводилось.

Интереснейший рапорт Я. Д. Захарова об итогах воздушного путешествия, совершенного им вместе с Робертсоном, в сущности остался без внимания. Надежды академика на то, что такие полеты будут проводиться и впредь, не оправдались.

В 1818 году выдающийся русский метеоролог и общественный деятель В. Н. Каразин, по инициативе которого в 1805 году был основан Харьковский университет, в записке "О возможности приложить электрическую силу верхних слоев атмосферы к потребностям человека выдвинул предложение об организации в России "Государственного метеорологического комитета", а также высказался о необходимости проведения в стране аэрологических исследований с помощью аэростатов.

По поручению Александра I проект В. Н. Каразина рассмотрел академик Фусс, представитель "немецкой партии" в Академии наук, относившейся пренебрежительно к русским ученым. Фусс отозвался отрицательно об идеях В. Н. Каразина, считая их бесполезными, ибо метеорология, по его мнению, видимо, никогда не станет настоящей наукой.

Мечта В. Н. Каразина о метеорологическом комитете осуществилась спустя четыре десятилетия. В 1849 году по инициативе передовых русских ученых в столице организуется одно из крупнейших научных учреждений того времени - Главная физическая обсерватория (позже она стала называться Геофизической), ставшая метеорологическим центром в России.

Вот что писала по этому поводу одна французская газета: "Мы не замечаем, как иностранцы нас опережают в науках и вскоре оставят нас позади в этом, как и во многих других неменее важных отношениях. Вот Россия основала без всякого шума Главную физическую обсерваторию; ничего подобного нет до сих пор нигде в Европе".

Успехи русских ученых отмечал в ту пору и Джемс Глейшер: "В преследовании великих и важных задач (геофизические и метеорологические исследования. - А. Ч.) мы допустили другие нации, в особенности Россию, опередить нас".

Значительно позже удалось наладить аэрологические наблюдения.

Энергичное развитие воздухоплавания в России началось лишь через несколько лет после окончания Крымской войны. В конце 1869 года в Петербурге была создана "Комиссия по применению воздухоплавания к военным целям". В ее состав вошли представители генерального штаба и видные военные инженеры. Возглавил Комиссию герой обороны Севастополя генерал-адъютант Эдуард Иванович Тотлебен.

Уже следующим летом по инициативе Комиссии был построен первый аэростат, причем целиком из отечественных материалов. После неоднократных подъемов его на привязи, состоявшихся на территории Зоологического сада в Петербурге, аэростат передали в Усть-Ижорский саперный лагерь, расположенный неподалеку от столицы. 28 июля - 1 августа 1870 года проводились испытания аэростата в полевых условиях. Они прошли успешно. 1 августа 1870 года (13 августа по новому стилю) считается днем рождения военного воздухоплавания в России.

После сформирования первых воздухоплавательных частей центром русского военного воздухоплавания стал учебный воздухоплавательный парк, размещавшийся на Волковом поле в Петербурге. Позднее здесь открыли офицерскую воздухоплавательную школу.

Учебный воздухоплавательный парк сыграл решающую роль в последующем развитии отечественного воздухоплавания, в том числе и научного. Здесь готовились кадры аэронавтов, совершенствовалась материальная часть.

В стране шло становление и научного воздухоплавания.

В 1868 году в Московском отделении физических наук Общества любителей естествознания обсуждается идея М. В. Ломоносова об автоматических - без участия человека - исследованиях в высоких слоях атмосферы. В работе отделения принимал участие П. Л. Чебышев. Решался вопрос, можно ли уже в настоящее время проводить "исследования воздушных слоев автоматически" или же использовать только пилотируемые аэростаты. Русские ученые пришли к замечательному выводу, что "при помощи обыкновенного аэростата и самопишущих метеорологических инструментов представляется вероятная возможность исследовать температуру довольно высоких слоев атмосферы".

Создается специальная комиссия, которая должна была на практике проверить идею М. В. Ломоносова. В октябре 1869 года вице-президент Общества А. Ю. Давидов сделал сообщение об опытах профессора И. А. Больцани в Казани, который произвел несколько запусков небольших водородных шаров-зондов, снабженных приборами для метеонаблюдений.

На этом же октябрьском заседании была принята и довольно обстоятельная программа "воздушных путешествий" в России "с целью изучения распределения плотности в верхних слоях атмосферы".

Пример в этом отношении подал военный метеоролог Михаил Александрович Рыкачев, впоследствии ставший директором Главной физической обсерватории в Петербурге, членом Академии наук. Он одним из первых после Я. Д. Захарова совершил несколько полетов с целью наблюдений в свободной атмосфере.

В 1865 году Рыкачев был командирован в Англию для ознакомления с метеорологической службой этой страны. Здесь он познакомился с Джемсом Глейшером и стал свидетелем его полетов, которые произвели большое впечатление на молодого офицера.

"На съезде британских ученых в Бирмингаме я слышал отчет Глейшера о его предшествующих поднятиях, а зимою при мне он еще несколько раз поднимался. Его увлекательные рассказы о прелестном и величественном зрелище, представлявшемся воздухоплавателю, когда он находился в подоблачном пространстве, сильно подействовали на меня, а мысль, что эти поднятия дают возможность добывать драгоценные научные сведения из неведомого мира... возбудила во мне желание и самому сделать при случае такие воздушные путешествия".

Однако такой случай представился нескоро. В 1867 году Рыкачев возвращается на родину и переходит на службу в Главную физическую обсерваторию.

Первая научная экспедиция на аэростате, организованная Рыкачевым, состоялась 20-21 мая 1869 года. Полет был тщательно подготовлен, в корзине аэростата находились и некоторые новые приборы, например термометр с резервуарами в форме спирали, весьма чувствительный к быстрым изменениям температуры.

Полет продолжался недолго, невелика на первый раз была и достигнутая высота - 1160 метров.

24 мая Рыкачев вновь поднимается на аэростате для наблюдения за давлением, температурой и влажностью воздуха.

В "Санкт-Петербургских ведомостях" Рыкачев описал свои затруднения с отсчетами показаний приборов при быстром подъеме аэростата.

Очередной полет состоялся 20 мая 1873 года. На сей раз, критически оценив свой опыт и опыт других воздухоплавателей, Рыкачев старался обеспечить как можно более плавный подъем аэростата. Кроме того, перед полетом Рыкачев предварительно провел испытания некоторых инструментов на инерционность - запаздывание с показаниями, выбрав для аэростата наименее инерционные, быстро реагирующие на изменения окружающей обстановки. Шар пилотировал французский воздухоплаватель Бюнель, на счету которого был полет из блокадного Парижа.

"...Мне показалось одною минутою четыре часа, проведенные в воздушном путешествии, - писал Рыкачев в отчете об этой экспедиции. - Правда, я все время был в несколько возбужденном состоянии, так как едва успевал любоваться открывавшимися нам видами И должен был спешить делать как можно больше наблюдений. Всего, пока мы плыли в воздухе, я успел сделать 94 наблюдения по барометру, термометрам и гигрометру... несколько раз мы поднимались и опускались, чтобы испытать различные воздушные течения на разных высотах".

Аэронавты поднялись на высоту 4046 метров. Уже по окончании полета на основании сделанных записей была впервые в мире проверена барометрическая формула определения высоты: показания барометра сличили с показаниями угломерных инструментов, при помощи которых с земли из разных точек определялась высота подъема шара.

В 1878 году по инициативе Д. И. Менделеева и М. А. Рыкачева в Петербурге организуется Первое русское общество воздухоплавателей. В протоколе учредительного собрания отмечалось "громадное значение воздухоплавания для России как в научном, так и в культурном и военном отношениях".

Никогда еще русские ученые не обсуждали столь глубоко и серьезно вопросы, связанные с воздухоплаванием.

Личное участие Менделеева, ученого с мировым именем, в работе этого Общества заставило многих других ученых обратить внимание на воздухоплавание.

Вскоре Общество предпринимает попытки установить регулярное почтово-пассажирское сообщение на аэростатах между различными городами России, в том числе между Петербургом и Архангельском. Изучив метеорологическую обстановку на этой трассе, ученые выразили уверенность в том, что полеты между этими городами возможны даже в зимнее время...

Городские власти Архангельска с интересом отнеслись к этому плану. Однако без помощи правительства реализовать его оказалось невозможным.

В 1880 году Менделеев и Рыкачев выступают с новой инициативой. По их предложению при Русском техническом обществе создается VII (Воздухоплавательный) отдел.

"Изучение строения атмосферы и законов, управляющих ее движениями, объяснение причин всех явлений в ней происходящих, исследование вообще ее физических свойств и роли, которую она играет в жизни нашей планеты, - вот задачи первостепенной важности для науки, достойные великих умов", - говорил Рыкачев, избранный председателем VII отдела.

По инициативе Воздухоплавательного отдела, при содействии Военного воздухоплавательного парка, в Петербурге, а позже и в других городах проводятся исследовательские полеты на воздушном шаре, в которых принимают участие опытные профессиональные аэронавты и ученые. В 1885-1887 годах состоялось три таких полета, в 1888 году - шесть, в 1889 - одиннадцать, а в 1890 - пятнадцать...

Один из этих полетов 7 августа 1887 года совершил Дмитрий Иванович Менделеев.

В то лето Менделеев жил в своем имении Боблово под Москвой, Однажды сюда пришла депеша из Петербурга. VII отдел Русского технического общества предложил Дмитрию Ивановичу провести наблюдения солнечного затмения с борта воздушного шара.

Старт был назначен в Клину, недалеко от Боблова. Пилотировать аэростат должен был опытный воздухоплаватель поручик А. М. Кованвко.

Однако 7 августа, как назло, выдалось дождливым. Несмотря на это с самого раннего утра на площадке вокруг аэростата собрался народ. "Ждали профессора Менделеева. В 6 часов 25 минут раздались аплодисменты, и из толпы к шару вышел немного сутулый, с лежащими по плечам волосами с проседью и длинной бородой, человек... Это и был профессор", - писал в газете "Русские ведомости" В. Гиляровский.

Менделеева сопровождал И. Е. Репин с этюдником в руках. Узнав о предстоящем полете, художник специально приехал в Боблово и оттуда вместе с Менделеевым направился к месту подъема шара.

Последние приготовления к отлету окончены. Командир первым занимает место в гондоле, он протягивает руку, и пятидесятитрехлетний профессор вслед за ним поднимается на борт аэростата.

Раздается команда: "Отдать концы!" Но... аэростат не двигается с места. Из-за дождя оболочка шара сильно отяжелела и подъемная сила его уменьшилась. Тогда Менделеев решает лететь один, ведь до начала затмения остаются считанные минуты, и просит Кованько покинуть гондолу.

Не сразу согласился Кованько выполнить просьбу ученого, никогда прежде не поднимавшегося на воздушном шаре.

Наконец командир, уступая доводам профессора, оставляет его одного, и облегченный шар отрывается от земли. Шар постепенно набирает высоту и скрывается за низкими свинцовыми тучами.

В 6 часов 40 минут, когда началось солнечное затмение, аэростат был на высоте 1500 метров. Слой облаков остался далеко внизу, и Менделеев мог без помех наблюдать редкое зрелище: темный диск луны, окруженный солнечной короной в виде светлого серебристого кольца.

Шар поднялся на 4000 метров и все набирал высоту, ветер гнал его на северо-восток. К тому времени затмение уже кончилось, и Менделеев занялся метеорологическими наблюдениями. Ученого особенно интересовал температурный режим атмосферы.

"...Закон нормального распределения температуры в атмосферных слоях следует изучить, узнать и понять, а без того наши метеорологические выводы останутся суждениями краба, ползающего по дну морскому и здесь решающего вопросы морских бурь и изменений... Пусть не мне достанется возможность собрать данные подобного рода в России, но я не устану настаивать на том, что именно у нас легче и удобнее всего может быть достигнуто решение основной, а потому важной задачи метеорологии- при помощи высоких поднятий в ясную погоду", писал Менделеев в статье "Воздушный полет из Клина во время затмения", посвященной экспедиции 7 августа 1887 года.

"Если бы мой полет из Клина... - продолжал он далее, - послужил бы к возбуждению интереса метеорологических наблюдений с аэростатов внутри России, если бы он, кроме того, увеличил общую уверенность в том, что летать на аэростатах можно с удобством даже новичку, тогда бы я не напрасно летал по воздуху..."

Полет воздушного шара с Менделеевым на борту продолжался три часа. Пролетев изрядное расстояние, аэростат приземлился в Тверской губернии, неподалеку от старинного волжского города Калязина.

Огромную роль сыграли работы Менделеева в развитии основных дисциплин воздухоплавания, и в первую очередь науки о сопротивлении среды, которая в ту пору находилась чуть ли не в зачаточном состоянии, хотя эти знания были необходимо не только аэронавтам, но также и судостроителям, морякам, артиллеристам, а несколько позже они стали нужны и авиаторам.

Менделеев еще в молодые годы увлёкся проблемой изменения объема газов. "Мои занятия аэростатикой, - писал он, - определялись тем обстоятельством, что, занимаясь в начале 70-х годов исследованием упругости разреженных газов, я невольно перешел к вопросу о верхних слоях атмосферы, где плотность и упругость воздуха малы, и к разбору аэростатических поднятий в верхние слои атмосферы... Временно я оставил другие занятия и стал изучать аэронавтику".

В 1880 году вышла из печати его работа "О сопротивлении жидкостей и воздухоплавании". "Знаменитый химик не удовлетворялся исследованием вопросов ближайшей специальности. Он с охотой и с успехом занимался во многих других областях физических и технических знаний. Русская литература обязана ему капитальной монографией по сопротивлению жидкостей, которая и теперь может служить основным руководством для лиц, занимающихся кораблестроением, воздухоплаванием и баллистикой", - писал по этому поводу Н. Е. Жуковский.

Несколько раньше по инициативе Менделеева вышел в русском издании новейший курс метеорологии - "Метеорология, или учение о погоде", написанный директором Норвежского метеорологического института профессором Генриком Моном. Книга сопровождалась обстоятельным предисловием и многочисленными примечаниями, автором которых был Дмитрий Иванович.

"...Воздушные восхождения на аэростатах должны взойти важнейшими элементами в изучении погоды, должны осветить многие законы этого предмета... Там (в атмосфере. - А. Ч.) лаборатория погоды, там образуются облака, там они движутся... Для изучения климата в России, стране континентальной, в общих чертах плоской, чрезвычайно много можно ждать результатов от многочисленных наблюдений, производимых на аэростатах. Придет время, когда аэростат сделается таким же постоянным орудием метеоролога, каким ныне стал барометр", - указывал Менделеев в предисловии.

А на титульном листе значилось: "Сумма, которая может быть выручена от продажи этой книги, предназначается на устройство большого аэростата и вообще на изучение метеорологических явлений верхних слоев атмосферы".

Менделеев разработал один из первых проектов высотного аэростата с герметической гондолой. Но, к сожалению, план этот так и остался на бумаге: царское правительство отказалось выделить средства на постройку шара. Тогда ученый решил построить его на собственные деньги, но не смог собрать нужной суммы...

Особые надежды в изучении атмосферы Дмитрий Иванович связывал с управляемыми аэростатами. В записной книжке ученого сохранились наброски нескольких вариантов дирижабля. В одном из вариантов дирижабль объемом 16250 кубических метров имел каркасный корпус с обшивкой из тонких медных либо латунных листов... В той же записной книжке находим эскиз оригинальной установки для испытания воздушных гребных винтов - пропеллеров, которые устанавливаются на дирижаблях.

В 1878-1879 годах, отправившись за границу, чтобы ознакомиться с состоянием воздухоплавания на Западе, Менделеев пытался даже заказать там двигатель для своего дирижабля...

Нельзя обойти вниманием еще одну сторону деятельности Менделеева: им сконструировано несколько приборов для научных исследований в атмосфере.

Постоянно оказывал он поддержку и другим изобретателям. В сентябре 1890 года Менделеев получил из городка Боровска объемистую рукопись с проектом цельнометаллического дирижабля с изменяющимся объемом и сопроводительное письмо, подписанное учителем арифметики начального уездного училища К. Э. Циолковским.

Работая над проблемами воздухоплавания и аэродинамики, Циолковский часто находил ответы на многие вопросы в книге Менделеева "О сопротивлении жидкостей и воздухоплавании". Вот и сейчас он вновь обращался к своему заочному наставнику.

В декабре 1896 года на очередном заседании совета Русского технического общества ученые принимают решение об издании нового журнала с красноречивым названием "Воздухоплавание и исследование атмосферы". Все больше появлялось и новых книг на эту тему. По подсчету Менделеева, начиная с 1840 по 1869 год, в России было опубликовано двадцать книг по воздухоплаванию. С 1870 по 1890 год - около восьмидесяти. При этом весьма повысилась их научная ценность. А в 1890-1900 годах - свыше ста...

Среди тех, кто принял близко к сердцу создание VII отдела Русского технического общества, был и молодой офицер М. М. Поморцев, вошедший в историю науки как один из крупнейших специалистов в области научного воздухоплавания, метеорологии и аэрологии.

А в 1885 году, спустя пять лет после появления VII отдела, военное министерство принимает решение об" организации воздухоплавательных частей на западной границе страны - в Варшаве, Новогеоргиевске, Оссовце, Ивангороде. Благодаря Поморцеву многочисленные учебные полеты военных воздухоплавателей одновременно использовались для сбора метеорологической информации.

"Аэростат, - говорил Поморцев, - является зондом, который может пронизывать, следуя вверх и вниз по воле аэронавта, всю доступную для человека толщу атмосферы",

С 1885 по 1890 год русские военные аэронавты совершили тридцать пять полетов на воздушных шарах. Пять раз подымался в воздух и аэростат Русского технического общества. Все собранные за это время материалы наблюдений были переданы Поморцеву. Он проанализировал их в статье "Научные результаты 40 воздушных путешествий, сделанных в России", впервые опубликованной в "Инженерном журнале" в 1891 году.

В своей статье Поморцев подробно изложил результаты изучения скорости и направления воздушных течений на разных высотах в зависимости от распределения атмосферного давления, результаты наблюдений над температурой и влажностью воздуха, материалы барометрического и геометрического определения высот, достигнутых аэростатами.

Поморцев показал, что с высотой направление ветра постепенно приближается к направлению изобары, дал интерполяционную формулу распределения температуры, описал явления инверсий температуры и влажности в атмосфере. Ученый пришел к мысли, что изменение окружающей температуры обусловлено нарушением равновесия под влиянием мощных воздушных потоков, возникающих в верхних слоях атмосферы.

В своей статье Поморцев подвел итоги первого этапа изучения свободной атмосферы в России с помощью аэростатов. Современники по достоинству оценили труд ученого. За эту статью он был удостоен золотой медали Русского географического общества.

Другой видный деятель отечественного воздухоплавания А. М. Кованько, выступивший на заседании Русского технического общества при обсуждении статьи Поморцева, сказал: "И на этот раз крупный шаг в научном ознакомлении с воздушной средой сделан при помощи аэростата в России, русским ученым".

Кованько был прав. Русские ученые опередили зарубежных метеорологов не только в организации исследований свободной атмосферы, но и в обобщении собранных данных. Подобные работы появились за рубежом позже.

После того как воздухоплавательные части на западных границах России были полностью укомплектованы кадрами, снабжены аэростатами и аэронавигационными приборами, в том числе и изобретенными самим Поморцевым, он обратился в военное ведомство с рапортом, в котором предлагал наладить в этих частях ежедневные наблюдения за движением облаков, направлением и силой ветра на разных высотах.

Эти наблюдения начали вести с июля 1896 года. Поморцев сам прибыл на границу и провел несколько месяцев, инструктируя военных аэронавтов.

Обработка результатов наблюдений, выполненных военными воздухоплавателями, позволила ученому существенно дополнить и развить свои выводы и представления о связи атмосферных течений с погодой.

По его же настоянию военное ведомство выделило нужные средства для проведения запусков шаров-зондов, а Русское географическое общество, членом совета которого он состоял, приобрело шар-зонд объемом 400 кубических метров и все необходимые самопишущие приборы к нему.

Особенно много внимания Поморцев уделял точному определению высоты подъема аэростата - это по его предложению впервые начали использовать теодолит. Наблюдения с поверхности земли за поднимающимися шарами нередко проводились одновременно с трех пунктов - в Пулкове, Петербурге и Кронштадте. Этот метод позволял проверить расчеты высоты подъема по барометру.

В 1897 году появилась новая работа Поморцева "Об исследовании атмосферы при помощи воздушных шаров", в которой он обобщил итоги наблюдений, выполненных во время полетов на аэростатах. На этот раз Поморцев тщательно обработал более тысячи шестисот разрозненных определений температуры и влажности на различных высотах и другие наблюдения.

Под руководством Поморцева русские военные воздухоплаватели занимались исследованиями атмосферного электричества и земного магнетизма. Кроме того, обстоятельно изучалась интенсивность солнечной радиации и поглощение этой энергии атмосферой. Подобные наблюдения проводились воздухоплавателями впервые в мире.

В 1894 году по договоренности между председателем Германского общества воздухоплавания профессором Р. Ассманом, шведским исследователем С. Андрэ и М. М. Поморцевым впервые в практике воздухоплавания состоялись три одновременных подъема нескольких русских, немецких и одного шведского аэростата. Цель полетов - метеорологические наблюдения в свободной атмосфере.

В полетах русских аэронавтов Михаил Михайлович принял личное участие.

В первый раз аэронавты поднялись в одно и то же время в Берлине, Гётеборге и Петербурге 23 июля. Следующий совместный старт состоялся несколько дней спустя - 28 июля.

19 сентября аэростаты поднялись одновременно в Берлине, Гётеборге, Петербурге, Варшаве. Как и прежде, на воздушном шаре, стартовавшем в Петербурге, летел Поморцев.

"Все поднятия, - писал он о международной экспедиции 19 сентября 1894 года, - произошли в области значительного антициклона, центр которого находился в это время над Скандинавией и Балтийским морем. Нужно думать, что все таковые наблюдения в совокупности прольют много света на характер образования упомянутых областей, представляющих собой много еще неясностей в метеорологии... Будем надеяться, что эти первые шаги в деле совместного изучения высоких слоев атмосферы приобретут еще большее распространение в будущем, так как при современном состоянии метеорологии можно быть уверенным, что данные для суждения о погоде и ее последующих изменениях нужно искать в верхних слоях атмосферы".

Одновременные подъемы шведского, русских и немецких аэростатов, организованные по инициативе М. М. Поморцева, были первыми аэрологическими исследованиями, охватившими столь огромное пространство. После этих полетов возникла идея провести международные исследования атмосферы в более широких масштабах.

Сознавая необходимость объединить усилия разных стран в проведении метеорологических наблюдений в свободной атмосфере, ученые пришли к мысли о создании Международной комиссии по научному воздухоплаванию. Эта организация была учреждена осенью 1896 года на Международной метеорологической конференции в Париже. Первым ее председателем был избран немецкий ученый Г. Хергезель.

Вскоре Международная комиссия по научному воздухоплаванию приняла решение устраивать по нескольку раз в год одновременные полеты аэростатов в разных точках земного шара.

Первая такая экспедиция - позже их стали именовать Международными аэрологическими днями - состоялась- 14 ноября 1896 года. В два часа ночи по парижскому времени в Париже, Берлине, Страсбурге, Мюнхене, Варшаве и Петербурге поднялись в атмосферу несколько десятков воздушных шаров с учеными-аэронавтами на борту, шаров-зондов и метеорологических змеев с автоматической аппаратурой. "Массированная атака", предпринятая учеными, оказалась успешной. Была получена обильная метеорологическая информация, ее сразу же тщательно обработали и опубликовали.

В 1897 году состоялось уже три таких международных экспедиции с участием русских ученых и воздухоплавателей.

Важное и знаменательное событие произошло летом 1899 года, когда изобретателю радио А. С. Попову удалось впервые в мире наладить устойчивую связь между землей и находящимся в полете русским аэростатом. С этого времени воздушные шары, имевшие на борту радиостанцию, переставали быть словно без вести пропавшими.

За первые сто лет, прошедшие со времени появления аэростатов, воздухоплаватели совершили несколько тысяч свободных полетов в атмосфере. Куда скромнее были научные результаты, ибо специально подготовленных экспедиций на воздушном шаре за тот же срок было проведено всего около шестидесяти. Экспедиции эти скорее следовало считать пробой сил. Становилось все более и более очевидным, что серьезных успехов можно добиться лишь при том условии, если полеты будут систематическими и если они станут проводиться по заранее составленной программе.

Недостаток средств у заинтересованных научных организаций и равнодушие к науке со стороны власть имущих - вот главная причина медленного развития научного воздухоплавания. И лишь к концу XIX века исследовательские полеты на воздушном шаре стали довольно обычным явлением. Достаточно сказать, что с 1886 по 1896 год только в России, Германии, Франции и Швеции было организовано сто пятьдесят экспедиций с участием ученых-аэронавтов. И каждое такое путешествие приносило все новые и новые сведения об атмосфере.

С развитием научного воздухоплавания исследования свободной атмосферы составили особый, обширный и важный отдел метеорологии.

На рубеже XIX и XX столетий научное воздухоплавание окрепло настолько, что в ноябре 1900 года на очередном Международном метеорологическом конгрессе в Париже было принято новое важное решение - ежемесячно устраивать в разных странах подъемы аэростатов в строго определенные дни. Тогда же предпринимаются первые серьезные попытки проводить эти исследования и над акваториями морей и океанов, поднимая привязные аэростаты и запуская метеорологические змеи и свободные воздушные шары с борта кораблей.

С особенным размахом проводились исследования свободной атмосферы летом 1907 года, когда по решению Международной комиссии научного воздухоплавания состоялись одновременные запуски аэростатов и змеев сразу в тридцати шести пунктах северного полушария - в Петербурге, Москве, Киеве, Баку, Омске, Владивостоке, Манчестере, Цюрихе, Вене, Каире, Вашингтоне, на Азорских островах...

К этому времени аэрологическая служба, использующая в своей практике беспилотные аэростаты, была хорошо налажена и в России. В 1902 году организовали аэрологическую обсерваторию в Павловске, под Петербургом, а в 1905 году была открыта аэродинамическая обсерватория в Кучино, под Москвой.

Наиболее плодотворной в этот период была деятельность русского аэролога В. В. Кузнецова. В течение девяти лет, начиная с 1905 года, В. В. Кузнецов запустил под Москвой шестьдесят шаров-зондов, и при этом девяносто процентов запущенных метеорографов было найдено. На основании полученных данных он впервые выяснил распределение температуры по месяцам над Москвой до высоты 12 километров. (Некоторые шары-зонды поднимались значительно выше. Один из них достиг девятнадцатикилометровой высоты.)

Аэростатоносец 'Русь'
Аэростатоносец 'Русь'

В сентябре - октябре 1910 года по инициативе Аэроклуба в Петербурге впервые проводится так называемый Всероссийский праздник воздухоплавания.

Лучшие достижения аэронавтов и авиаторов отмечались особыми призами. Экипажи дирижаблей награждались за успешное вождение корабля по намеченному курсу, возвращение на аэродром и посадку, а экипажи свободных аэростатов - за наибольшую высоту подъема, максимальную продолжительность и протяженность полета и за умелую посадку.

Всероссийский праздник воздухоплавания, продолжавшийся в течение трех недель, стал заметным явлением в научной и общественной жизни страны.

"Блестящий успех этого Праздника, успех, основанный на смелых и интересных полетах русских авиаторов и аэронавтов, в сильной степени способствовал развитию воздухоплавания в России и усилил интерес русского общества к этой отрасли техники", - отмечал известный русский ученый Н. А. Рынин, под руководством которого выполнялась метеорологическая программа Праздника.

На Празднике отличился и сам Рынин, совершивший вместе с аэронавтами С. И. Одинцовым и А. Н. Срединским три полета на воздушном шаре. Одно из путешествий, продолжавшееся больше суток, закончилось на Волге, в 90 километрах ниже Саратова. Другое - в Финляндии. При этом аэростат, пилотируемый Одинцовым и Рыниным, достиг рекордной высоты 6400 метров. Во время полета аэростата над северо-западом России пронесся небывало сильный для здешних мест ураган, но воздушному шару и его экипажу он вреда не причинил.

В мае 1914 года состоялся уже третий Всероссийский праздник воздухоплавания, в проведении которого приняли участие выдающиеся деятели аэронавтики и космонавтики Н. А. Рынин и К. Э. Циолковский.

Уже стало традицией, что Праздник воздухоплавания открывает академик Н. Е. Жуковский. Основоположник современной аэродинамики - науки о движении воздуха и других газов и о воздействии их на обтекаемые тела, Н. Е. Жуковский разработал теорию устойчивости управляемых аэростатов, проанализировав управляемость, сопротивление и устойчивость их в полете, опрокидывающий момент, их критическую скорость и т. д.

Майский Праздник 14-го года в России оказался последним. Начавшаяся мировая война помешала работе исследователей. Многие из воздухоплавателей были мобилизованы в действующую армию, аэростаты все чаще использовались в воздушной разведке, в чем особенно преуспели привязные аэростаты, а управляемые принимали участие в бомбардировке вражеских позиций.

Но даже в это тревожное время воздухоплавание продолжало служить науке по обе стороны фронта, ибо аэронавты часто вели и метеорологические наблюдения - за облачностью и влажностью, силой ветра и направлением воздушных течений, за температурой и давлением окружающего воздуха, - правда, обычно эти наблюдения были подчинены боевым задачам. Позднее ученые воспользуются этой информацией, накопленной за годы войны в тылу и на полях сражений.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





История воздухоплавания


Диски от INNOBI.RU
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://fly-history.ru/ "Fly-History.ru: История авиации и воздухоплавания"