Авиация и воздухоплавание    Новости    Библиотека    Энциклопедия    Ссылки    Карта проектов    О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Школа высшего мастерства

...В те далекие молодые годы Советской Республики в Москве за Тверской заставой, которая располагалась вблизи Александровского (ныне Белорусского) вокзала, начиналась шоссейная дорога на Петроград.

Собственно, у Петровского дворца по этой дороге кончался город и начинались его предместья. Трамвай № 6 шел из центра до Петровского дворца и делал на кольце трамвайных путей конечную остановку. Здесь, за дворцом, благоухал Петровский парк со своими вековыми липами и соснами, с прудами и лодками, с чистыми песчаными аллеями, удобными скамейками и диванчиками. А напротив, через дорогу, располагалась Ходынка - огромное в то время травяное поле, превращенное в аэродром. По краям поля стояли большие брезентовые палатки для размещения самолетов, а ближе к шоссе - приземистые дощатые, тщательно окрашенные ангары - мастерские прежней фирмы «Дукс». В них ремонтировались, а в гражданскую войну и строились самолеты «Ньюпор».

Вот на этом Центральном аэродроме и размещалась Московская авиационная школа высшего пилотажа. Через дорогу, в Стрельниковском переулке, были ее классные помещения и клуб летчиков «Крылья Коммуны».

Инструкторский состав состоял из опытных, передовых и энергичных летчиков, владевших в совершенстве техникой пилотирования боевых самолетов того времени, и в первую очередь самолетов-истребителей. В одной из групп инструктором был М. М. Громов, ставший впоследствии известным летчиком-испытателем.

Валерий был зачислен слушателем и назначен в группу инструктора Александра Ивановича Жукова.

В то время у нас в Красной Армии была только что введена новая форма одежды. Шинель и гимнастерка имели на груди нашивные красивые клапаны из сукна цветом соответствующего рода войск: для пехоты - красные, для авиации - нежно-голубые. Головной убор был в виде старинного богатырского шлема с яркой звездой того же цвета, что и клапаны.

Вот в такой форме и явился Валерий к своему инструктору. На Жукова широкоплечий, краснощекий и крепко скроенный парень в шинели, туго перетянутой поясным ремнем, сразу произвел хорошее впечатление. А на первых же провозных и контрольных полетах на двухместном «фоккере» с двойным управлением инструктор почувствовал огромную силу Валерия и его твердую настойчивость.

- Не зажимай управление,- требовал инструктор, давая очередные указания.

- Ясно. Исправим!- добродушно обещал Чкалов.

Программа высшего пилотажа была сложная и интересная. Жуков показал ему, как выполняется бочка, двойной переворот, пикирование, виражи с переменой рулей и, конечно, «мертвая петля».

Инструктор запомнил Валерия простым, общительным человеком и сильным летчиком, с неуемной жаждой к полетам и особенно к высшему пилотажу - «воздушной акробатике», как тогда его называли.

Вскоре Чкалов перешел на другой тип самолета - «Мартинсайд» (английского производства). Летчики окрестили этот самолет «Мартыном». Выполняя самостоятельно многочисленные полеты, Валерий все более чувствовал страстное влечение к овладению самолетом так, чтобы машина выполняла любые фигуры - уставные и неуставные - по воле летчика. На «Мартинсайде» он впервые овладел такой сложной фигурой, как штопор. Надо было освоить ввод в штопор, выполнение точно определенного числа витков и, главное, безопасный и своевременный вывод из него.

Сорвавшись однажды непроизвольно в штопор на «Мартинсайде», Чкалов с трудом вывел его у самой земли, чем вызвал большое беспокойство инструктора.

Но Чкалова близость земли и грозившая опасность, казалось, не волновали. Обладая уравновешенным характером и неимоверно крепкими нервами, Валерий снова набрал высоту и преднамеренно свалил самолет в штопор и, отсчитав несколько витков, плавно вывел из него машину.

Программа полетов подходила к концу, когда в январе 1924 года партия и правительство оповестили наш народ о тяжелой утрате - скончался Владимир Ильич Ленин. Чкалова, как и других слушателей, это известие потрясло до глубины души. Командование школы вместе с другими лучшими слушателями послало Чкалова в Колонный зал проститься с любимым вождем. Он стоял в почетном карауле у гроба Ильича, Сильный и возмужавший, Валерий тогда впервые в жизни заплакал...

В мае Чкалов окончил школу высшего пилотажа. Теперь он умел выполнять все фигуры «воздушной акробатики», предусмотренные программой, но оставался при своем мнении, что не все еще взято от самолета и мотора.

Страстная, органическая потребность Валерия в новаторстве, виртуозном овладении летным искусством вылилась теперь в желание не просто летать, а уметь выполнять молниеносно и четко такие эволюции на самолете, которые были бы недоступны многим рядовым летчикам. Он мысленно рисовал себе в будущем встречу в воздухе с противником. В этой встрече он должен иметь превосходство над вражеским летчиком, и в первую очередь в технике пилотирования. Валерий уже изобретал новые фигуры пилотажа и надеялся их осуществить. При окончании школы он был аттестован «в истребительную». Но прежде чем послать в строевую авиационную часть, Чкалова направили в город Серпухов - в Высшую авиационную школу воздушного боя, стрельбы и бомбометания - «Стрельбом».

Перед отъездом он зашел к своему инструктору и тепло с ним попрощался. Валерий чувствовал, каким новым богатым арсеналом знаний и навыков он овладел в школе.

«Глядя прямо в глаза, как тисками сжал мою руку и сказал: - Александр Иванович! Спасибо!» - вспоминал это прощание А. И. Жуков.

Воздушный бой - это конечная цель подготовки летчика-истребителя. Бой решительный, короткий и стремительный, полный головокружительных пилотажных фигур с единственным намерением - сбить противника, а самому остаться невредимым для следующего вылета и для следующего боя.

На истребителе имелось единственное в то время средство поражения - пулемет. Чтобы сбить врага в воздушном бою, надо было зайти противнику в хвост и, прежде чем он успеет предпринять маневр, сбить его очередью с короткой дистанции.

В учебных полетах, конечно, пулеметы не были заряжены. Сначала ученики проводили «бой» с инструкторами, а затем друг с другом. Практические стрельбы из пулеметов боевыми патронами производились на земле - в тире или на стрельбище, в воздухе - по матерчатому конусу, буксируемому на длинном тросе другим самолетом. В полете конус надувался встречной струей воздуха и представлял собой хорошо заметную мишень, летящую от буксировщика на расстоянии 400-500 метров. Прицеливание и ведение огня производились при заходе к мишени под углом, как говорили, под ракурсом. Для стрельбы по наземным целям на полигоне выкладывались цели в виде щитов или полотнищ. Их летчики поражали с пикирования.

В каждом полете Чкалов был неутомимым виртуозом.

- Вот где душу отведешь,- говаривал он после очередной посадки своего «Мартына».

У Валерия была одна особенность характера: он никогда не сомневался в своих силах. Чем сложнее было задание, тем с большим удовольствием он брался за его выполнение. Его не покидала уверенность в победе при любых, порой весьма трудных обстоятельствах. Самое главное схватывал на лету, а свою летную профессию любил и ценил выше всего. Гордился тем, что становится настоящим летчиком-истребителем, а это дело нелегкое и не каждому, даже смелому, по плечу. От летчика здесь требуется способность быстро ориентироваться и в ничтожную долю секунды принимать без колебаний единственно правильное в той или иной обстановке решение.

В Серпухове Валерий освоил еще несколько новых фигур высшего пилотажа. Среди них полупетля с переворотом - иммельман.

Здесь же, в Серпухове, Валерий освоил крутое пикирование. Ведь чем больше угол пикирования, тем точнее летчик может поразить наземную цель из своего пулемета. Трудность крутого пикирования состоит в точном расчете расстояния до земли, которое особенно на последнем этапе сокращается с неимоверной быстротой, а запоздалый вывод из пикирования сопряжен с риском удара о землю...

Чкалов тренировался в выполнении каждой фигуры в отдельности, затем переходил к комбинациям фигур, постепенно сливая одну фигуру с другой. В воздушном бою он не знал сомнений, шел без колебаний напролом и самые смелые решения приводил в исполнение. Все силы его могучей натуры были устремлены к одному - к победе.

В воздушном бою самолеты-истребители близко подходили друг к другу. Всегда оставалась опасность столкновения, хотя каждому пилоту строго указывались меры предосторожности. Но Чкалов был так напорист и смел, что многие весьма храбрые летчики побаивались вступать с ним в «бой». А сам он не умел бояться и блистательным маневром ошеломлял «противника», атаковал его с самой неожиданной стороны и неизменно выходил победителем.

Вот таким и предстал Валерий перед новым инструктором в школе «Стрельбом», Михаилом Михайловичем Громовым, который получил ответственное задание: поставить в новой школе обучение молодежи на прочную методическую основу.

Громов был для этой цели наиболее подходящим человеком, ибо, работая несколько лет в Московской школе, он не только в совершенстве изучил высший пилотаж на новых по тому времени зарубежных аэропланах, но и внес в технику пилотирования много своего нового, отечественного. Михаил Михайлович был одним из самых известных, опытных и всесторонне подготовленных инструкторов-летчиков. В отряде Громова были собраны в основном иностранные самолеты для изучения их качеств и пилотажных свойств.

Михаил Михайлович сразу отметил в молодом Чкалове несомненный авиационный талант. После провозных М. М. Громов предложил ученику выполнить воздушный «бой». Оба - ученик и инструктор - поднялись на «мартинсайдах». На указанной высоте Чкалов первым атаковал инструктора, который сразу же почувствовал смелость захода, молниеносные и точные эволюции и даже несколько пугающую напористость своего «противника».

На земле, разбирая закончившийся полет, М. М. Громов сказал ученику:

- Бой вы ведете искусно и настойчиво, но грубовато. Я вас должен в дальнейшем сдерживать. Дабы не случилось столкновения в воздухе,- добавил он.

- Есть! Учту, товарищ инструктор!- спокойным баском ответил Чкалов.

«Он был не только храбр, но дерзок и напорист,- говорил о Чкалове его инструктор. - Это сказывалось и в технике воздушного боя. Он не знал никаких колебаний и самые смелые решения приводил в исполнение раньше, чем могло бы появиться чувство страха. Чкалов действовал так решительно, что, в сущности, и времени не оставлял для сомнения».

Лето 1924 года было особенно напряженным для Валерия. Он значительно окреп и повзрослел, ясно ощущал свои успехи в полетах и почувствовал себя способным на решение более сложных задач в воздухе, чем ему предлагали в школах. Он рос как могучий борец за стремительное развитие отечественной авиации, за ее боевое превосходство.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





История воздухоплавания


Диски от INNOBI.RU
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://fly-history.ru/ "Fly-History.ru: История авиации и воздухоплавания"